байка ╧ 1 История с колодцем в «Физтеховской»
или
Как это было

Первый колодец, четвёртый и пятый,
Вот и последний, водою объятый.
Белый внизу карабин отстегнул,
Каску под мышку, и в бездну шагнул.

Дна достигает первый из группы
"Я не пойму, я больной али глупый?
Вроде я первый под землю спускался.
Чей же внизу карабин оказался?!!!"

Песня о Белом Спелеологе

История эта приключилась на Загедане в 94 году. Командовал у нас тогда Серёга Лавров. Собственно формально он был зам командира, а командиром был Гриша Сигалов. Замечено, что если в поход идёт Лавров, то обязательно приключается что-нибудь весьма прикольное. Так знаменита история, как в одном походе вся команда спасала Лаврова, в то время как он преспокойно спал себе в палатке. Не буду пытаться её пересказывать, поскольку сам не был её свидетелем. Дубровский после этого случая очень не хотел ещё раз отпускать Лаврова командиром. Но за него тогда заступился Гриша. В конце концов, порешили: на Загедан командиром отправился Гриша, а Сергей — его заместителем. Надо сказать, что вдвоём они прекрасно дополняли друг друга. Спокойный, всегда уравновешенный и даже флегматичный Сигалов и всегда боевой Лавров. Гриша был скорее духовным лидером команды, руководящей и направляющей силой. Лавров же занимался решением текущих вопросов.

Водопой
То лето было жарким...
Как раз тогда мы нашли пещеру, которую позже стали называть "Физтеховской". Как это нередко бывает, дыра эта была известна и раньше. Называлась она CSPV-02. Запомнить эту абракадабру раньше, чем раза с десятого, никто не мог, так что в народе её тогда чаще звали ВЦСПС. Говорят, впервые эту пещеру исследовали какие-то чехословаки (больше о них ничего, кроме как то, что приехали они из Чехословакии, фактически неизвестно), они и маркировали изученные дыры таким образом. Так и появилось это самое CSPV... Поэтому кстати, мы некоторое время звали её "Чешской".

Чехи исследовали пещеру весьма тщательно. Тем не менее, Серёга Лавров с кем-то ещё умудрились таки найти в ней продолжение. (Не помню, кто именно полез с ним в тот раз.) Не то чехи проглядели узкую щель, не то с тех пор произошёл небольшой обвал, открывший новый проход. Продолжение оказалось весьма интересным, перспективным, и красивым. За длинной узкой щелью открылся неизвестная часть пещеры первозданной красоты и чистоты. Не было никаких сомнений, что раньше в этой части пещеры не ступала нога человека. Через галерею, полностью покрытую белым кальцитом невозможно было пройти и не наследить, что кстати наши и сделали. После чего в осознании содеянного нарекли её "галереей поруганной невинности". Вообще Загеданские пещеры не очень богаты на красивости и натёчности. Но к вновь открытому району это не относилось. Пещера была удивительно прекрасна. Во многих местах стены покрывали гелликтиты — достаточно редкие и необычные натёчные образования. Вскоре были обнаружены большие залы, что для Загедана тоже не очень характерно.

Вожди
Наши вожди:
командир, зам командира и завхоз
Открытие воодушевило Лаврова. Он вообще человек по жизни весьма и весьма разговорчивый. Нормальное его состояние — Лавров болтающий, травящий какие-то байки. Главное, потом никто не может вспомнить, о чём именно шла речь. Это тоже его характерная особенность. Но в ту ночь, когда Серёга вылез из CSPV, он просто превзошёл сам себя. Не смотря на усталость, он несколько часов подряд вещал народу об увиденном, расписывал какие там красоты и чудеса.

Замечено, что все значительные спелеологические открытия делаются в последний день похода и на последнем конце верёвки. Так случилось и в этот раз. Через день мы должны были сбрасываться. Но после рассказов Лаврова все до одного естественно захотели слазить в пещеру. Что делать? Сергей отобрал четверых, самых достойных. Помню, один из них был Дима Балтянский, знаменитый своими коммерческими способностями. В своё время он прославился тем, что торговал сникерсами на дне Заблудших. Кто там был ещё, я подзабыл. Четвёрка должна была добраться до ПБЛа, помочь оставшемуся там Грише Сигалову в топосъёмке, и на следующий день выйти. Некоторая проблема состояла в том, что никто из них раньше в эту пещеру не лазил, а сам Ларов оставался в лагере. Характерная особенность Физтеховской — то, что проходится она, как ни странно, вся без верёвки, не смотря на то, что вообще-то пещера вертикальная. Как и во всех вертикальных пещерах, томсойеровских лабиринтов там нет, заблудиться казалось бы негде. Тем не менее, Сергей очень подробно объяснял четвёрке путь до ПБЛа. "... Вот, будете идти, там в одном месте будет яма. Яму перейдёте. За ямой — колодец. За колодцем — щель, в неё не суйтесь! Там очень узко, мы пытались пролезть, не пролезли. Спускайтесь в колодец, там дальше будет шкурник..." — говорил Лавров. Колодец, что он имел в виду, небольшой и тоже легко проходится без верёвки. В общем, наутро, после долгих сборов и Серёгиных напутственных речей четвёрка ушла в пещеру.

Снежки
Стояла жара
Игра в снежки пользовалась популярностью у девушек
Днём из пещеры неожиданно вернулся Балтянский. Один. Промокший, замёрзший, вымотанный до предела. Когда заботами наших девушек его отогрели, напоили, вернули в человеческое состояние, он наконец смог рассказать, что с ним приключилось. Оказывается, он не смог пролезть в узость и ему пришлось вернуться. Кстати, интересный факт. Читатель, не знакомый с пещерами, наверняка подумает, что сложность проникновения человека через шкурники определяется тем, насколько он толстый или худой. Это в общем-то так, но оказывается, что самый критический параметр — совсем не толщина, а рост! Поэтому, худощавые, но длинные товарищи, а именно таким был Дима Балтянский, гораздо чаще застревают в пещерах, чем маленькие, но толстенькие. Классический пример — это Володя Никишов, в те времена, что он активно занимался спелеологией. Невысокий, с приличным животиком, он славился своей неповторимой манерой преодоления узостей. Сначала в дырку просовываются руки, потом голова, потом плечи, а всё остальное просто плавно перетекает. Раз, и готово! Впрочем, сейчас Никишов стал солидным бизнесменом и растолстел до такой степени, что с трудом пролезает в дверь.

Ну дык, вернёмся к неудачливому Балтянскому. В том, что он где-то застрял, не было ничего удивительного. Как я уже говорил, люди с таким телосложением часто не вписываются в изощрённую геометрию пещерных ходов. А CSPV как раз славилась большим количеством шкурников, благодаря которым большинство вылезало из неё в совершенно разодранных комбезах. Тем не менее, Ларов принялся подробно расспрашивать Балтянского о том, в каком же месте он застрял. "Ну, мы перешли через яму, за ней была щель, все в неё пролезли, а я долго пытался, но не смог". Тут то Лавров и понял, что произошло. То, что он называл ямой, эти разгильдяи не заметили, колодец посчитали ямой и ломанулись прямиком в ту самую щель, куда соваться он им ну никак не велел!

Жест
На Загедане как нигде возникает ощущение одушевлённости окружающей природы. Что например имеет в виду эта скала?
Перво-наперво всё это вызвало большое удивление. Щель считалась непроходимой! Лавров сам был и остаётся одним из лучших в клубе специалистов по преодолению нетривиальных узостей. А эти орлы прошли! А во-вторых, Серёга не на шутку испугался. Накануне новый район пещеры был открыт тоже после того, как была пройдена такая же узость! Что, если эти товарищи попадут в неизвестный район, думая, что идут по правильному пути заблудятся, потеряются. При неблагоприятном стечении обстоятельств конец мог бы быть печальным. В общем, Лавров немедленно поднял всех, кто оставался в лагере, и отправился на спасы!

Доползя до места и с большими напрягами протиснувшись в злополучную узость Лавров, к своему ужасу обнаружил за ней колодец! Если следовать логике заблудившихся, то дальше они должны были нырнуть именно туда. Серёга заглянул в колодец. Нет, без верёвки там делать нечего! Но у ушедшей группы её не было. Оставалось надеяться на их благоразумие и инстинкт самосохранения. Должны же они были понять, что забрались не туда. Впрочем, нужно было проверить все варианты. Поэтому Лавров послал одного человека назад, за верёвкой, другого вперёд, в ПБЛ, а сам остался сидеть над колодцем и думать. Для поднятия духа он решил подкрепиться сникерсом. В том походе у нас был большой запас сникерсов на перекусы. Так, размышлял Лавров, если ползти нормальным маршрутом, после колодца будет шкурник, а за ним — галерея. В этой галерее есть дыра наверх. Но пещера идёт по одному разлому. Тут Лаврова осенило. Колодец, над которым он сидит, выпадает именно в ту галерею! Та дыра — это его дно! Эту гипотезу Лавров немедленно проверил бросив в колодец фантик от сникерса. Ползущий в сторону ПБЛа, как раз добрался до галереи и обнаружил на полу фантик. И ни одного трупа! Всё! Значит всё нормально, они не упали в колодец и не потерялись! Вскоре и из ПБЛа пришло подтверждение. Команда сидит там, пьёт чай!

На следующий день поздно вечером, когда все вылезли на поверхность, мы наконец смогли узнать подробности этого приключения. Оказывается, Лавров зря надеялся и на здравый смысл, и на инстинкт самосохранения! Команда была уверена, что идёт правильным путём, что до них там уже ходили, а значит пройти можно! И без тени сомнения друзья спокойно прошли узость, которая не давалась лучшим дыропролезальщикам нашего клуба. Далее они ничуть не смутившись спустились сложнейшим скальником в колодец глубиной метров 20. Они не знали, что они — первые!!! Они думали, что это — нормальный маршрут, что до них там уже ходили, и спокойно прошли его. Судя по их рассказу, в колодце они просто совершали чудеса акробатики. Колодец был достаточно широкий, идти в распоре было нельзя. На стенках в некоторых местах были естественные ступеньки, причём на достаточно большой высоте друг относительно друга. Поэтому, чтобы спуститься на следующую ступеньку, нужно было повиснуть на руках, уцепившись за предыдущую. Иногда роста не хватало, и приходилось прыгать. Более того, были места, где следующая ступенька находилась на противоположной стенке колодца. Тогда наши орлы повиснув на руках раскачивались, и перепрыгивали на другую сторону! И это на приличной высоте! Самолюбие Лаврова требовало повторить этот подвиг. Но инстинкт самосохранения и здравый смысл на этот раз, слава богу, оказались сильнее.

Так началась история исследования одной из красивейших на Загедане пещер.

© Алексей Курзенков

следующая байка: «Альбатрос» против «Покорителей ветров»