Сон в зимнюю ночь

Вася подходил к пещере. Это был его первый выход под землю. Сзади остался лагерь, утопающий в снегу среди вековых грабов, буков и кУбов. КубЫ отличались от буков кроме формы тем, что очень хорошо горели в костре, но их было мало (а буки, как известно, горят очень плохо, зато и растут повсеместно). Единственный недостаток кубов - их не брала пила. Вначале их рубили топором на более мелкие кубики, но потом, когда оба топора поломались, и умелец Макс соорудил из спиленного бука кое-какую самодельную ручку для топора и сказал, что того, кто сломает ее, он собственноручно заколотит в грабовый гроб.

Кроме Васи в группе было еще 2 человека. Возглавлял ее командир, немногословный, суровый и опытный, как тот большой закопченный железный чан, который дежурные использовали исключительно для приготовления гречки с тушенкой. "Эх, а я же совсем еще чайник", - подумал Вася, посмотрев на чан. Еще в группе была девушка Лена. Вася вспомнил, как прекрасно она пела накануне вечером у костра. Когда она запела, прекратил выть ветер, небо очистилось от туч, и звезды, планеты и луна остановили свое движение, чтоб послушать чудесное Ленкино пение. Вот только спутники продолжали бибикать на своих орбитах - что с них взять, бездушные железки! Даже не дружелюбная команда сибирских спелеологов, стоящая неподалеку, выключила свой магнитофон и приостановила потребление спирта. "Я, наверное, влюблюсь в Лену, - подумал Вася, - не любить же эту уродливую Катьку из 21-й группы!"

Группа подошла к входу в пещеру. На самом видном месте была медная табличка следующего содержания: "В этой пещере на глубине ??? метров в 19?? году погиб известный спелеолог ?????? ?.?. Его вклад в дело изучения пещер немерян, а все его друзья бесконечно расстроены по поводу гибели." "А это не опасно?" - спросил Вася командира. "Не беспокойся, - ответил тот, - если погибнешь, мы сделаем тебе самую красивую табличку. Так что иди смело."

Пещера начиналась горизонтальной галереей и небольшими уступами. "Сейчас будет большой красивый зал с натечностями", - предупредил командир. Группа остановилась возле маленькой дырки в стене, куда можно было просунуть только руку. "Это разве зал", - удивился Вася. "Ты не просекаешь, - объяснил командир, - это очень большой и красивый зал. В нем так много сталактитов, сталагмитов, сталагнатов и псевдогеликтитов, что они занимают все пространство зала, осталась только эта дырка. Но и она скоро зарастет. Вот приходи сюда лет через 10000, убедишься, что я прав."

Преодолев еще несколько уступов, которые становились все больше и неудобней, группа подошла к колодцу. "Это бездонный колодец, - сказал командир. Многие хотели добраться до его дна, но ни у кого не хватало веревки. Один настолько отчаялся, что взял и прыгнул." "И что?" - спросил Вася. "Прислал недавно письмо из Америки. Просит выслать денег."

Командир сделал навеску, и группа стала спускаться вниз. "Ой, а как же обратно", - тревожно думал Вася, чувствуя, как метры веревки проскальзывают и проскальзывают в левой руке. В конце веревки надо было закачнуться на узкую полочку на боку колодца.

От полочки вбок вел шкурничек. Вася полез по нему и вдруг почувствовал, что застрял. У него с детства было небольшое пузцо, которого он очень стеснялся. Вася очень не хотел задерживать группу. Он все тужился и изо всех сил рвался вперед, но силы быстро кончались. После очередного усилия, что-то затрещало - порвалась гидра. Видя, что положение тяжелое, командир, ушедший вперед, вернулся и потянул Васю за руки, а Лена подтолкнула со стороны ног, и ┘ Вася вывалился в широкий ход, начинавшийся за шкурником. "Как же ты будешь без гидры-то", - сказал командир. "Лена, зашейте, пожалуйста, гидру". Лена достала из трансика специальную резиновую иголку, резиновые нитки, и начала зашивать рваную гидру, снятую с Васи. "Всей группе, не занятой зашиванием гидры, отдыхать", - скомандовал командир. Он тремя ударами забил в потолок хода спит, вкрутил в него ухо, снял сапоги, и, уцепившись большим пальцем правой ноги и мизинцем левой, повис, как летучая мышь, закутавшись в полиэтилен самоспаса. Через несколько секунд послышался его мерный храп. "Однако, уснул", - подумал Вася и взял в руки молоток. Он долго пытался забить спит в потолок, но никак не получалось. Пока он мучался, Лена зашила гидру, командир проснулся и скомандовал продолжать движение.

Галерея оканчивалась новым колодцем. Он уходил не только вниз, но и вверх, и откуда-то сверху лилась вода, совсем как дождь. Пока Вася спускался по веревке, дождь все усиливался. Спуск окончился в центре зала невероятных размеров. Здесь почему-то шел снег, что очень Васю удивило. Командир объяснил, что потолок зала очень высок, там никто никогда не был, и даже никто ни разу его не видел. Поэтому нет ничего удивительного в том, что идет снег. ⌠Хорошо еще, что не град, камнепад или огненный дождь.■

"Этот зал очень велик, - сказал командир. Мы все время играем в нем в футбол, только в этот раз мяч забыли. А один чудак даже затащил сюда параплан. Только далеко не улетел, потому что параплан был без мотора. Теперь он придумывает разборной мотор, который можно протащить через шкурник. Я ему уже давно говорю: не мучайся, возьми воздушный шар, заполни его от карбидки, и летай сколько хочешь. Так не слушает же."

Падая на дно зала, снег сразу таял, так как в пещере всегда одна и та же положительная температура. Ручейками и речками талая вода собиралась в небольшое озеро. В центре озера виднелась воронка, куда, бурля и закручиваясь, уходила вода. "Нам туда, - сказал командир. Это полуторасифон. Есть полусифон, есть сифон, а это полуторасифон. Будем нырять." Командир укрепил ходовой конец и скрылся в темных бурлящих струях. "Дам пропускаем вперед", - пошутил Вася. То есть, он не хотел шутить, но Лена почему-то рассмеялась, и Вася понял, что другого выхода у него нет. Он взялся за веревку, перекрестился (хотя никогда не верил в бога), вдохнул побольше воздуха, сказал "Банзай", "Аллах акбар" и ⌠Харри Кришна■, потом еще раз вдохнул, снова перекрестился на всякий случай, занес ногу, но вдруг вспомнил, что забыл про самого главного - Белого Спелеолога. Вася замер в растерянности, и тут поскользнувшись, полетел вниз. Его потащило и начало кружить, кружить, кружить, в ушах зазвенело...

На этом месте Вася проснулся. Звенел будильник. За окном было скверное сумрачное долгопское утро. С другой стороны окна - стены родной комнаты в родной общаге. Расписание говорило, что сегодня первой парой матан. Стояла середина февраля, он только что вернулся из новичкового похода. Жизнь кажется прекрасна, когда заканчивается ночной кошмар.

Рассказ полностью выдуман автором по мотивам его новичкового похода. Если кто-либо обнаружит совпадение собственной персоны с описанной выше, то пусть знает, я специально выдумал так, чтобы вы себя узнали!



Шелихов Олег