О ЧАМОРОШАХ БОЛЬШИХ И МАЛЕНЬКИХ,

или

ПОЧЕМУ УЖЕ НЫНЕШНЕЕ ПОКОЛЕНИЕ НАШИХ ЛЮДЕЙ

ИМЕЕТ ШАНС НЕ ДОЖИТЬ ДО СВОЕЙ СМЕРТИ

"Спуск часто бывает не менее труден, чем подъем. Особенно, если спускаешься с восьмитысячника - без кислорода на такой высоте голова плохо соображает - факт, который не оспоришь. Оказалось, что там не прощается даже такая "мелочь", как слетевшая кошка, которую вдвоем надевали целый час, - при спуске один потерял рукавицу и шел с голой рукой, "забыв", что в рюкзаке есть запасные перчатки. Другой "забыл", что с собой есть аптечка с лекарствами, которые могли бы спасти обмороженные руки. И кто знает, чем бы все кончилось, если бы остальные двое все-таки пошли на верх, а не вниз...".
Правда знакомо? Любой из нас прочитав это, вынесет веский приговор: "чаморош" и будет прав. Остается только добавить, что один это Владимир Каратаев, другой - Сергей Бершов, а остальные двое Михаил Туркевич и Геннадий Копейка. Туркевича и Бершова, мне кажется, не надо представлять даже спелеологам. Все четверо из сбороной команды 1-й профсоюзной экспедиции, штурмовавшей Южную стену Лхоцзе в Гималаях, которая не покорилась даже великому Месснеру. И, несмотря на это, все-таки чаморош. В результате которого, из всей экспедиции на вершине побывали только двое, у одного АМПУТИРОВАНЫ все пальцы на руках и почти все на ногах, остальные получили воспаления легких, обморожения и отморожения, в том числе и внутренних органов, различной степени. Но почему?!
1. Не было командира. А были: старший тренер - Бершов; зам. руководителя экспедиции - Туркевич; руководитель экспедиции - Шевченко, каждый из которых говорил свое, а участники штурма, все поголовно монстры (сборная ведь!),привыкшие принимать решения самостоятельно и брать ответственность, на себя именно этим и занимались.
2. В результате был бардак.
3. Группа была не схожена, (как почти все сборные команды).
4. По причине бардака, переоценки собственных сил и несогласованности действий не был занесен в промежуточные лагеря кислород, в верхнем лагере не было примуса, не хватило всего одного выхода...
Если теперь сравнить это все с последней нашей экспедицией в "Майскую", становится ясно, что чаморош - явление интернациональное, равно, как и причины, его вызывающие. С той только разницей, что Туркевич и Копейка вернулись почти с вершины, а наши ребята пошли вниз, оставив Влада подождать. Точно так же ясно и то, что тяжесть последствий прямо пропорциональна сложности экспедиции. Пока дырки были не очень суровые, некоторые неудобства, вызываемые чаморошами, воспринимались как неприятная, но неизбежная борьба за жизнь. Рассеченная бровь Эдика говорит о том, что мы уже пересекли рубеж, когда платить за них придется покрупному. А то, что группа опытного Сергея Китаина пошла по графику на выемку и, не встретив четверку снизу, возвратилась на поверхность, возможно оставив погибать своих товарищей, говорит о том, что нормой поведения членов спелеоклуба "Барьер" становятся волчьи законы, главный из которых - спасись сам любой ценой, даже ценой жизни друга.
Возможно, я не вправе учить жизни людей, прошедших по пещерам гораздо больше меня, но попытаться хоть как-то обобщить известный мне опыт борьбы с чаморошами, думаю, будет полезно.
Итак: Необходим способ выявления а) конкретных; б) общих причин, повлекших каждый новый чаморош.
Необходим способ выработки действий против чаморошей с учетом этих причин.
Необходим способ сохранения, а главное использования всеми этого опыта, причем использовать в условиях чамороша.
Для этого предлагается:
А. Проводить разбор каждого похода с участием всех наших командиров (но не на гусятнике).
В. Отчет о каждом разборе и его итогах обязательно вывешивать на доске или публиковать в "Кроте", а один экземпляр подшивать в специальную папку.
С. Установить ряд правил, которые обязаны знать все, и которые не могут быть нарушены никем, даже (или кроме как) по приказу командира экспедиции. E.g. "Больного человека ни при каких обстоятельствах нельзя оставлять одного (ни в пещере, ни на поверхности), независимо от степени его тяжести"; и т.д. (Кто хочет не согласиться конкретно с этим высказыванием, может пообщаться со мной, и я попытаюсь об'яснить ему свою точку зрения).
D. Попытаться собрать все эти правила, а возможно какие-то рекомендации в книжечку, размером с нагрудный карман, обозвать ее как-нибудь типа "Инструкция по выживанию" и носить с собой, а перед походом запаивать в полиэтилен. (Аналогично сделано на флоте, где у каждого, включая командира в этой книжке очень кратко изложены его действия в различных чаморошных ситуациях типа тревог и т.д., несмотря на то, что все их обязаны и знают наизусть, т.к. все проверки на кораблях начинаются с проверки знания л/с этих книжек. И в этом есть своя глубокая сермяжная правда, т.к. в условиях чамороша у человека работают только стойкие условные рефлексы, в чем я убедился на себе, когда у меня в посту коротнул (со взрывом) и загорелся распределительный щит).
Е. Прочитав это все, и подумав, сказать, что все эти предложения никуда не годятся и предложить свои.
F. Собраться и обсудить все предложения, а в результате что-нибудь родить.
Для тех у кого есть локальные или глобальные предложения, мысли и замечания по этому поводу, справа от газеты висит специальный листок. Пожалуйста записывайте их на него.
Т.Золотуский.