Наши аксакалы

"Что существует такой вид туризма, как спелеология, я узнал давно, лет так 17 назад, но о спелеологии у меня сложилось специфическое мнение. Я понимал, что спелеологи тискаются через узкие щели исключительно на выдохе, а на вдохе отдыхают. Я представил ощущение, когда я со всех сторон зажат камнями, и это вызвало у меня отрицательные эмоции. Еще, например, я в детстве никогда не решался залезть в узкую трубу. Поэтому, если я слышал слово спелеология, то мне становилось не по себе.
Но вот в 1983 году, я узнал, что один из наших соседей по блоку Мишка Дубов занимается спелеологией, и поначалу я среагировал должным образом. Но потом я не стал оставаться белой вороной и вместе со всеми слушал рассказы о спелеологии. Я узнал, что оказывается, спелеологи не всегда лезут через щели, а часто спускаются в глубокие колодцы по веревке, а потом поднимаются на самохватах. Это частично реабилитировало спелеологию в моих глазах.
Весной 1984 г. я решился сходить в поход. Мишка Дубов собрал компанию на Караби в Солдатскую. Там..."
Строки, которые вы только что прочитали, были написаны за час до электрички, которая увезла команду Эдика Маленького покорять Майскую. Автор этих строк - Почетный Член спелеоклуба "Барьер" Кузьменко Александр Юрьевич - уехал вместе с ними, и, к сожалению, не успел окончить свое повествование. В очередной раз поражаясь хладнокровию нашего Саши, который за час до отъезда на Кавказ, не имея гидры и света, любезно согласился написать о себе несколько строк, я благодарю его за это и рискну взять на себя смелость продолжить за него и дорассказать о спелеологической биографии одного из старейших членов спелеоклуба "Барьер", стоявшего у его истоков, - аксакала Саши Кузьменко.
...Итак, в мае 1984 года Саша поехал в свой первый поход на Караби, покорять первую в своей жизни пещеру - один из многочисленных Эгестинахов. (О Солдатской тогда, конечно, не могло быть и речи ни для Саши, ни для всей команды, которая была, мягко говоря, не готова для этого).
Эгестинах Саше понравился, особенно при выходе из единственного в пещере 10-метрового колодца. Самохваты, конечно, не шли, все перепуталось, но наш будущий аксакал сохранял, как всегда, исключительное спокойствие. Удобно устроившись на нижней обвязке (которые мы тогда шили из пожарных шлангов - одна из причин, почему в "восьмерке" есть пожарные краны, но нет пожарных шлангов), Саша сложил крест-накрест руки и хладнокровно командовал в такт Наде Баглей и Вовочке Аринину, помогая тем самым вытаскивать себя из колодца...
Самым значительным событием в спелеологической биографии Саши Кузьменко был штурм пещеры Школьная в январе 1985 года. (Школьная-85 это эпопея, заслуживающая отдельного рассказа). Саша пережил тогда многое: неоднократные падения с больших и маленьких уступов, и это о нем сложена строка в старом стихе о Школьной:
Как много сохранила память:
Антоний с паводком сражался,
За жизнь свою боролся Саня,
Кузьменко вниз не раз срывался...
Кто из вас испытывал зависание над щелью на тесемке от каски, когда пошевелиться невозможно, так как тесемка чрезвычайно узкая и, натянутая как струна, вот-вот норовит перерезать горло? А Саше знакомо это ощущение. В Школьной Саша первый раз испытал неповторимое чувство победы на дне пещеры, такое коварное и обманчивое чувство, когда отдал все силы, чтобы сюда дойти, и вдруг оказалось, что это еще не все, что победа будет где-то наверху, где-то в Долгопе, а здесь, в самом низу, это только половина пути, самая простая и легкая, а силы уже все, и не ясно, где их взять, не понятно, как дойти... Может, и не такие мысли возникали в голове у Саши на глубине -320, на дне его первой серьезной пещеры. Об этом остается только догадываться. Остается только догадываться и о мыслях Саши, когда он вышел на поверхность через 40 часов без сна и отдыха, после всех страхов и чаморошей, после того как он в паре с Шурой Малиновским заблудился в Наполеоне и, не зная, что делать, отделенный более чем 100-метровой толщей земли и скал от ближайшей живой души, хладнокровно предложил: "Давай покричим"... После того как добрую половину пещеры пришлось пройти в одном ботинке - второй все время терялся и его приходилось нести в руке от колодца к колодцу, и все же ботинок был спасен и благополучно вынесен на поверхность...
Так начинали наши аксакалы. Честь и хвала им за это. За то, что тропили для нас этот нелегкий и коварный путь, за то, что учили нас жить и ходить, наученные собственными ошибками, за то, что строили для нас наш дом - спелеоклуб "Барьер".
Одно время Саша Кузьменко отошел от жизни спелеоклуба: работа, личные проблемы и другие причины мешали часто бывать в Долгопрудном. Сейчас же Саша - завсегдатай нашего клуба. Кто его не знает - легкого на подъем, всегда готового взять гитару в руки и запеть, вечно молодого и в то же время Почетного аксакала нашего Сашу. Думаю, что уважительное отношение к нашей истории, в частности к Почетным Членам, которые внесли в свое время неоценимый вклад в зарождение и развитие нашего клуба - первейший критерий нашей жизнестойкости и здоровости (от слова здоровье). Поэтому призываю почитать, при встрече снимать шляпу и первым протягивать для приветствия руку нашему прародителю Почетному Члену спелеоклуба "Барьер" Кузьменко Александру Юрьевичу.
К.Дубровский