Мукосею Витьку посвящается
Если...
Если ты голову свою не потерял,
когда сошел с ума весь мир вокруг,
если ты веришь все еще в себя,
когда засомневался лучший друг.
И если ты устал но можешь ждать,
и пусть прикован был к постели, но не сдался.
И в гневе ссоры можешь избежать,
и лучше, чем ты есть не показался.
Если мечтаешь ты, но грезам не подвластен,
и мысль твоя не властвует тобой.
Если встречаешь и Победу, и Несчастье
с высокоподнятой, но трезвой головой.
Спокоен ты, когда твою же фразу
толкуют извращенными словами.
И если жизнь твоя разрушена вся сразу,
но снова строишь ты уставшими руками.
Если ты можешь все свои победы
поставить, не колеблясь, вдруг на карту,
и, проиграв, всю жизнь потом не бредить
о тех заслугах, а вернуться к старту.
И если нерв, натянутый дрожит,
и сердце уж в груди стучать устало,
но Воля приказала: "Продержись!",
и ты идешь, хоть сил уж не осталось.
И если ты хранишь достоинство в народе,
в беседе с королем себе остался верен,
ни другу, ни врагу не говоришь ты: "вроде",
и не ударишь в спину даже зверю.
И если можешь ты секундами измерить
часами продолжающийся бег,
тогда весь мир хочу тебе доверить,
и более того, ты - Человек!
Как-то непривычно называть Витька ветераном, еще, вроде, совсем недавно он был чуть ли не самым молодым у нас в спелеосекции, еще, кажется, только вчера бок о бок с ним штурмовали Солдатскую и Парящую Птицу, а сегодня гляди - Почетный Член спелеоклуба "Барьер" Мукосей Виктор Анатольевич.
Витек один из тех, кто создавал наш спелеоклуб. Трудно сказать, был бы у нас клуб сейчас, если бы не этот непоседливый паренек. Его отличительная черта - неумение говорить слова типа: "давайте сделаем" или "неплохо было бы". Если он что-то придумывал или хотел сделать, он брался и делал. Мастерская, фотолаборатория, склад, клуб - это, можно сказать, его детища.
По стройотрядовской привычке я иногда делю всех людей на бойцов, командиров и остальных. Витек не остальной, он - настоящий боец. Жизнь заставила дважды (Каскадная-87 и Амткели-88) съездить Витька в поход командиром (у нас тогда очень их не хватало и невозможно было, чтобы Витек прошел мимо командирства). В свои командирские походы ехал он с неохотой - человеку, привыкшему больше делать, чем говорить, трудно объяснять что-то людям, легче показать пример. Стоит сказать, что и в этих походах он остался бойцом, за которым шли ребята, увлекаемые не призывом, а примером.
Это от Витька пошла традиция после походов делать большие фотогазеты. Они подолгу висели в институте, а на большие агитационные собрания доставались из-за шкафов и развешивались по всему клубу. (Жаль, что сегодня начатая Витьком традиция погибла.) И тут он остался сам собой. Витек не стал искать художника для оформления первой фотогазеты. Он купил гуашь, кисточки и стал малевать. Сначала получалось что-то одному ему понятное, а потом ничего - пошло.
...Когда Витек уехал во Владивосток, наш клуб сразу опустел и приуныл. Это была серьезная для нас потеря. Только после ухода товарища мы узнаем ему цену. Витька невозможно оценить. Думаю и сейчас еще, через полтора года, мы не совсем оправились после ухода Витька Мукосея.
Но жизнь идет, заростают старые раны, на смену стариков приходят молодые, вытесняя все застоявшееся своим неутомим энтузиазмом. Теперь Витек Почетный Член, и наш клуб, снова оживающий, всегда ждет его с распахнутыми дверями.
К.Дубровский