МЕМУАРЫ О СТАРОМ СПЕЛЕОЛОГЕ

Общей отличительной чертой старых спелеологов является их способность часами рассказывать истории из своей жизни - в общаге и у костра, за чаем и другими напитками. Но всегда найдется какой-нибудь более-менее старый спелеолог, который был свидетелем той или иной истории и тоже может рассказать об этом событии. Вот только в его изложении все это может выглядеть несколько иначе, вплоть до "с точностью до наоборот". Однако настоящие спелеологи хорошо понимают друг друга и никогда не станут на людях докапываться до истины, хорошо зная из литературы, где она есть на самом деле. Поэтому я уверен, что Аркаша Юдаков не обидится на меня за то, что я расскажу несколько историй из его жизни.
Однажды Аркаша взял и поступил на Физтех. Время было летом (сразу после абитуры), делать было нечего, и вот, забравшись вместе с Витьком на крышу "восьмерки", увидел он, что далеко на севере взлетают и садятся самолеты. Это было интересно, и, запомнив направление, два многоопытных приморских туриста пошли туда напрямик пешком. Ничто их не могло остановить, даже канал, через который они переправились, отыскав бабку с лодкой. Зато в конечном пункте маршрута их остановила милиция, несколько удивленная их чисто туристским (т.е. грязным и оборванным) внешним видом в международном аэропорту. Но совсем сильно удивились блюстители порядка, когда на вопрос, откуда они (видимо, имелось в виду: откуда идут?), молодые люди честно ответили: из Владивостока!
Вообще, в Аркане силен замечательный авантюризм в смысле страсти к разного рода путешествиям и приключениям, и умение в любом месте находить что-то новое и интересное. Будучи в Ростове, у меня в гостях, Аркан повел меня гулять по моему родному городу(!) и в 300 метрах от моего дома обнаружил тюрьму, о существовании которой я и не догадывался, а еще в километре оттуда (почти в центре города!) нечто очень похожее на заброшенную стартовую позицию ракеты средней дальности!
Глядя на Аркашку, обычно идущего впереди, я все никак не мог понять, как можно так хорошо ориентироваться на совершенно незнакомой местности. Был такой случай: гуляли мы с ним и с Аней Галактионовой (читай: он с нами) по хребту Сихотэ-Алинь. И вот, когда мы поднялись на вторую по высоте вершину хребта - сопку Сестра (около 1700 метров), уже начало смеркаться. На вершине лежал снег, и дул ходолный ветер и, само собой, не было ни воды ни топлива. Топливо (в виде леса) начиналось на несколько сот метров ниже; правда, там не было даже приблизительно горизонтальных площадок, а где начинается вода, было совсем непонятно. Однако Аркан уверенно сказал: "Тут где-то должно быть подходящее масто", и вот, после получаса спуска бегом уже в полной темноте через густой ельник в одному Богу и Аркану известном направлении, мы вывалились на крохотную (точно под палатку) почти ровную площадку, с одного края которой тек ручей! Вообще, весь этот поход, инициатором и командиром которого был, конечно, Аркан, был сильно приправлен фанатством и авантюризмом. Мне было немного странно, особенно после походов под руководством Кости, что запас пищи был расчитан на четыре дня, а поход занял неделю (и при этом мы не голодали), восполняя недостаток рациона кедровыми орешками, ягодами, грибами и рыбой). А вот Аню больше волновало, что единственной защитой от всех местных медведей и тигров были два фольшфайера, один из которых был немедленно потерян. Зато как приятно было видеть удивленное лицо шофера грузовика, встретившего нас в полночь идущими по залитой лунным светом дороге в 20 километрах от ближайшего жилья!
Замечательные идеи куда-нибудь пойти или что-нибудь сделать время от времени приходят в Аркашину светлую голову, и тогда он может несколько дней подряд, не отрываясь, готовиться к свершению задуманного и мастерить необходимое снаряжение. Меня всегда удивляло, как можно одновременно пить чай с гостями и паять, пилить, шить... Может быть, умение хорошо работать руками он перенял от Витька, может, оно его собственное, но только сделать он может, по-моему, все, что угодно, точнее, все, что захочет сделать для себя и для друзей. Настоящий спелеолог всегда предпочитает одиночеству круг друзей, но редко стремление оказаться там принимает такие формы, как у Аркана.
Однажды после Алека, откуда он сбросился раньше времени, он должен был лететь из Адлера домой во Владик. Однако рейс отложили на сутки, и наш Аркаша, поскучав в аэропорту, вернулся вечером в Хосту, а оттуда пешком(!) пришел ночью на Алек с коногонкой на поясе и светом в руке, растерев напрочь ноги и напугав изрядно каких-то туристов, все это для того, чтобы, пробыв пару часов в родном лагере, отправиться обратно! В другой раз Аркан по дороге из Чаршанги во Владивосток заехал в Москву - из-за того, что билет на самолет во Владик у него был только на завтра, а в Москву можно было уехать сегодня.
Любовь к друзьям - не единственное свойство тонкой и нежной Аркашиной души. Еще он очень не любит, когда ему предъявляют два традиционных обвинения: что он, во-первых, источник бардака, а во-вторых, хищный хобот. Ну, насчет бардака спорить трудно: что есть, то есть. Помнится, в Амткели-88, когда я впервые пошел в поход и оказался в команде Аркана, все наши спальники промокли в первый же день, - может быть от того, что палатка была установлена в луже, а начальник, убедившись, что положение неисправимо, убежал спать в другой лагерь к Витьку. Идя командиром второй тройки в Парящую Птицу, Аркан не нашел мешка с навеской, который лежал прямо возле палатки и, ничего не сказав ждущим его в ПБЛе Костику и Витьку, без него спустился вниз, из-за чего чуть не обломился весь дальнейший штурм...
Вот, а что касается обвинения в хоботности, то на самом деле он не более хищный, чем другие, а в сравнении с некоторой молодежью, не говоря уже о ниндзя, даже сильно проигрывает.
Еще у Аркана очень многое зависит от его настроения. Проснувшись утром, он в зависимости от погоды снаружи и собственного настроения внутри мог изменить обдуманный и обговоренный с вечера план, например, пойти гулять по поверхности вместо того, чтобы лезть под землю. Но зато в ответственных случаях всегда можно быть уверенным, что он не подведет и найдет выход из любой ситуации. И совсем забываешь о его "отдельных недостатках", стоит ему взять в руки гитару. Кто слышал как он поет, думаю, поймет меня.
В общем, это очень здорово, что пять лет назад будущий старый и Почетный, а тогда молодой, зеленый и "еще ничего не член" (см. "Огонек" N ..., стр...) узнал у Маринки, что... Впрочем, об этом вы уже слышали.

Г.Сигалов