Быть воином.

.....................................................
Для него его битва жизни не стоила усилий, потому что он
побежден. Для меня не существует ни победы, ни поражения, ни
пустоты. Все наполнено до краев, и все равно, и моя битва
стоила моих усилий. Для того, чтобы стать человеком знания,
надо быть воином, а не хныкающим ребенком. Нужно биться и не
сдаваться до тех пор, пока не станешь видеть лишь
для того, чтобы понять тогда, что ничего не имеет значения.
("Отделенная реальность" Карлос Кастанеда)


Века прошли с тех пор, как это случилось. Уже давно умерли внуки, тех людей, чьи деды видели все своими глазами. Рощицы тоненьких деревьев окрепли и превратились в дремучие леса. Камни превратились в песок и были развеяны по свету неутомимым ветром. Время изменило мир вокруг и внутри нас, но решило сохранить память о тех далеких днях.

Очень давно, в одном большом горном селе жил молодой пастух. Звали его Тослан. Юноша был сирота, его родители погибли во время оползня. Стоящий на отшибе, домик был снесен и раздавлен, в то время как мальчик играл с другими ребятами у речки. Что-бы не обрекать молодого паренька на нищенствование односельчане сделали его помощником пастуха и оставили жить в селе. В течении нескольких лет он жил по неделе в каждом доме, где получал пищу и кров.

С годами он подрос, окреп и стал гораздо легче справляться со своей работой. Тогда у него появилось много свободного времени, а это значит, что он стал чаще обращать свое внимание на окружающий его мир. Находить в нем прекрасное и безобразное и отделять одно от другого. Со временем прекрасное его все больше влекло, а безобразное все сильнее отталкивало, как всякого нормального человека. И конечно, как любой человек он стал делать открытия о том, что мир вокруг удивительно прекрасен, изменчив и тем самым захватывающе интересен.

А еще Тослан научился мечтать. (Маленький ребенок мечтает о медовой лепешке и о новой шапке, о шелке вместо овчины. Но ребенок растет, а с ним растут его мечты и желания. Еда и одежда являют собой слишком маленькую часть того мира, что нас окружает, слишком простые соблазны, что бы о них долго думать. Настоящая мечта должна быть великой. Такой, что бы исполнившись, она сделала счастливей не одного человека, а десятки, сотни, тысячи людей.) Он мечтал о том, что на пустынном склоне, ставшем могилой для его родителей, он посадит сад. И каждую весну сотни цветущих деревьев будут приносить радость людям вокруг. А каждую осень тяжелые корзины, полные плодов будут опущены в подвалы и станут всю зиму напоминать о тепле ушедшего лета. Шли годы, мальчик рос, менялись его желания и надежды, и только мечта о саде оставалась всегда с ним.

Когда ему исполнилось шестнадцать лет, он влюбился. Влюбился, как миллионы юношей до него и многие миллионы после. Он потерял покой, он искал ее улыбки, взгляда. Он оказывал ей незаметные (как ему казалось) для посторонних знаки внимания и украдкой наблюдал за ее реакцией. Он ходил с безразличным лицом, но внутри ревело подобно пламени в кузнечном горне. Он влюбился искренне, горячо и безнадежно. Почему безнадежно? Потому что она была дочь старосты - самого богатого и уважаемого человека в селе. Потому что она была не только божественно красива, стройна и изящна, но и умна и отлично знала себе цену. А он не был хорош собой, скорее даже наоборот. Обычный темноволосый паренек, со скуластым не выразительным лицом, не складной фигурой и одиночеством в глубине прищуренных черных глаз.

Прошел еще год. Однажды, гуляя по склонам неподалеку от пасущегося стада, Тослан наткнулся на старика, который в одиночестве сидел на камушке, греясь на солнце. "Зачем такой старый человек забрел так далеко в горы? Может быть ему нужна помощь?" - размышляя, таким образом, юноша подошел к старику.
     — Здравствуйте, уважаемый.
     — Здравствуй, Тослан.
Юноша немного удивился, что старик знает его имя. Но это удивление быстро рассеялось, и он продолжил беседу.
     — Что привело вас в эти горы? Вам плохо? Может быть вам нужна помощь?
     — Нет, мальчик. Спасибо тебе за заботу, но я здоров. Я просто греюсь на солнце. Но может быть тебе нужен мой совет? Вдруг, я смогу тебе чем-то помочь? Присаживайся, уважь старого человека.

Естественно, Тослан присел. И вскоре поведал странному незнакомцу всю историю своей не долгой жизни и еще более короткой любви. А в конце спросил.
     — Уважаемый, ты прожил долгие годы и знаешь о жизни много больше меня. Как мне быть с тем чувством, что сжигает меня? Должен ли я забыть о ней и если да, то как?
     — Ты слишком просто видишь мир и не понимаешь многого из того, что происходит вокруг и внутри тебя. Правильной для тебя сейчас будет только та дорога, которую ты выберешь сам. С настоящим чувством нельзя спорить. Оно будет жить внутри тебя и, может быть, умрет раньше, чем ты, но тогда это станет для тебя такой же потерей, как смерть очень близкого и дорогого человека. Не жди, что оно всегда будет нести в себе радость или боль. В мире всего поровну. Лучше вспоминай иногда, что если тебе всегда хорошо, то кому-то может быть всегда плохо. А если тебя будет мучить проблема выбора, то вспомни о том, что в мире очень мало вещей, которые действительно жалко потерять.

В размышлении над сказанным Тослан опустил глаза и долго наблюдал за ползающими у его ног муравьями. Наконец он поднял голову и увидел, что старика рядом нет. По-видимому, старый мудрец решил не прерывать прощанием размышления юноши.

Тослан поднялся и пошел вниз, к своему стаду. Через пару часов он погнал его в село, где его ждал сюрприз┘

Сюрприз был не только для Тослана, но и для всех жителей села. Три поколения назад во время праздника осени правитель их государства устроил турнир среди всех воинов, что бы выявить лучшего в ратном деле и назначить своим личным телохранителем. Народу это понравилось, и с тех пор каждые пять лет проводился подобный турнир победитель, которого получал большое золотое блюдо из царской сокровищницы и право занять место первого война в дворцовой гвардии. Высокая награда привлекала многих и каждый пятый год в столицу стекались десятки самых искусных воинов со всех концов света, что бы доказать свое превосходство, а тысячи людей приходили, чтобы посмотреть на их поединки. И вот теперь, дочь старосты, чью расцветшую красоту заметил не только Тослан, но и многие другие достойные люди окрестных гор, устав от предложений, объявила, что станет женой того, кто в качестве свадебного подарка принесет "то самое" золотое блюдо. Староста схватился за голову, услышав такие слова от своей дочери, а соседи неодобрительно покачали головой.

Всю ночь Тослан не мог уснуть, он думал над словами старика и над капризом дочери старосты. Засыпая, он принял решение. "Вскоре выпадет снег, и я буду не очень нужен, тогда я уйду."

Прошло около месяца, выпал снег, необходимость в выпасе скотины пропала до весны. Дни стали короткими, а ночи длинными. Одним воскресным утром, еще затемно, юноша незаметно для всех покинул родное село. Выбор был сделан.

Парня искали, но не долго. До весны все забыли о молодом пастухе. С приходом зеленой травы на горные склоны о нем снова вспомнили, но также, как и в первый раз, быстро забыли. Ведь жизнь продолжается, и мало кому интересно, как сложилась жизнь Тослана.

В первом же городе, куда привела его дорога, он нанялся в караван идущий на восток помощником купца. Может быть купец и не взял бы молоденького паренька, но тот покорил его своим ответом, на обычный купеческий вопрос.
     — Какую плату ты хочешь получать за работу у меня?
     — Ты старше и намного лучше меня знаешь, кто чего стоит. Тебе и решать. Я посчитаю справедливой любую плату, если при этом ты будешь учить меня всему тому, что знаешь сам.

Купец, который давно мечтал о сыне наследнике, а жена вместо этого родила ему третью дочку, был покорен. Не согласиться на такое "щедрое" предложение он просто не мог. Более того, он с радостью "расплачивался" с молодым помощником. Брал его с собой на все сделки, проверку покупаемого товара, учил быстрому счету в уме, понимать мысли людей по их поведению и предугадывать обман. Он сразу отметил, что паренек ему попался не ленивый, старательный, упорный, а главное толковый - редко, что он не усваивал с первого раза. И в уме прикидывал, что через несколько лет этот юноша может стать женихом его старшей дочери, и продолжателем его торгового дела. Тослан учился с удовольствием, не стеснялся лишний раз спросить о чем-то. Короче, радовал он купца своими успехами в постижении торгового дела.

Каждую свободную минуту Тослан проводил возле костра караванной стражи. С восторгом он слушал хвастливые истории о ратных подвигах и исподтишка наблюдал за их шуточными поединками. Старые войны быстро заметили интерес молодого помощника купца и стали показывать ему разные приемы боя, учить пользоваться мечом и копьем, использовать для своих тренировок. От природы Тослан был крепким и рослым, а жизнь в горах сделала его сильным и выносливым. Поэтому уже через месяц никто из стражников не сомневался, что "этот мальчик" сможет стать умелым воином.

Долгое время купец относился с пониманием и даже симпатией к такому увлечению своего помощника, владение мечом в те времена было нужным, жизненным знанием. В начале он поощрял вечерние тренировки Тослана и даже подарил ему один из своих старых мечей. Но потом ему стало казаться, что подобное увлечение искусством войны чрезмерно. Что это отвлекает юношу от его прямых обязанностей. Его отношение ко всему, что делал Тослан стало более ревнивым. А где есть ревность, там со временем появляются недоверие и страх. И все это не делает отношения между людьми проще и добрее. Так, постепенно, купец охладел к своему молодому помощнику. Но купец был человеком честным и нареканий к работе юноши не имел, поэтому он смирился с очевидным предпочтением Тосланом искусства ратного дела искусству торговли.

Все это происходило в течение долгих пяти месяцев. За это время караван с множеством остановок и постоянными изменениями маршрута добрался до далекого восточного города - конечной цели их поездки. Здесь можно было дешево купить высоко ценимые на родине Тослана шелковые ткани и пряности.

Две недели шли покупки-продажи, за это время сильно изменился состав караванной стражи. Многие захотели остаться здесь и поближе узнать невероятные чудеса Востока, которыми полны все сказки. Воинов с севера здесь очень ценили и с удовольствием нанимали для охраны границ, в дворцовую стражу и в частные дружины. Вместе с несколькими воинами нанялся в отряд, охраняющий северные границы, и Тослан. Внутренне купец уже со всем согласился, поэтому решение помощника уйти его не смутило. В благодарность за хорошую службу он купил юноши легкие доспехи, копье и лук со стрелами.
     — Не хочу, что бы тебя убили в первом же бою. Удачи, тебе. - напутствовал он парня при расставании.

Год провел Тослан в пограничном отряде наемников, отражающем набеги северных варваров. Воевать приходилось очень много и ничто не является таким хорошим учителем, как личный опыт. Он научился отдыхать сидя в седле, спать, не выпуская меча из рук, чувствовать затылком опасность и реагировать на нее в доли секунды. За этот год он еще немного подрос и сильно раздался в плечах, став одним из самых сильных и рослых в отряде. Командир шутил, что если бы ему не были нужны здесь хорошие войны, то он давно бы отдал Тослана в дворцовую гвардию. К концу года юноша в дружеских поединках на мечах побеждал любого из наемников, и ему стало скучно. Но контракт вовремя закончился, и он не стал его продлять.

Получив жалование за год, он не пропил его за неделю в лучшем кабаке, а разыскал одного из торговых партнеров своего бывшего хозяина и предложил ему взять деньги в работу под процент (сказалась выучка у купца). Сам же он поехал на юг, где, по слухам, в соседней стране намечалась большая война. Туда он приехал в разгар кровопролития. Обе армии несли большие потери, и опытные наемники нужны были всем. Почти полтора года продолжалась эта военная компания. За время нее Тослан дослужился до сотника, а сторона, за которую он сражался, победила, в чем была и его заслуга.

Эта война научила его сочетать безрассудную смелость с осторожностью, рубить с плеча и экономить силы в длинном сражении. Сражаться при необходимости и левой и правой рукой одновременно (это чудо он увидел еще в караване в исполнении самого старого из охранников и теперь при любой возможности тренировался в редком умении). А еще ему доводилось хоронить вечерами друзей, которые утром в бою спасали ему жизнь. А потом всю ночь пить кислое вино на их могилах, что бы с рассветом идти и мстить, воевать, убивать. Однажды, подсчитав количество убитых лично им людей, он пришел в ужас. Он истребил их больше, чем жило в его родной деревне. С войной надо было заканчивать.

Покончив с войной, он полгода путешествовал с разными караванами, наслаждаясь спокойной жизнью. Вернувшись на Восток в город, где началась его военная карьера, он без труда устроился на должность десятника дворцовой стражи, а заодно стал и одним из учителей в местной фехтовальной школе. Вот тут он понял, что стал настоящим мастером в искусстве рукопашного боя. Его уважали старые рубаки и боялись завзятые забияки. Хотя напрасно, он никогда не затевал ссор. Но много и с желанием тренировался сам и учил других. Такой сладкой жизни он прожил около года, окруженный завистливым вниманием равных и благосклонностью сильных мира сего. Он уже почти забыл, зачем когда-то сбежал из родной деревни, но верил, что сделал правильный выбор.

Однажды, идя в воскресный день по рынку он встретил купца в караване которого когда-то уехал с Родины. Оба обрадовались встрече и отправились в ближайшую восточную баню. Купец сказал, что у него все хорошо, и он подыскивает себе охрану на дорогу домой. Потом заговорили о том, как живет его Родина. В стране было все нормально неурожаев и войн не было, правитель царствовал разумно. Через полгода должен состояться очередной турнир на звание лучшего воина.

Вот тут и обрело реальные очертания чувство, что он соскучился по дому, что надоела ему сладкая однообразная жизнь. Что очень хочется увидеть белоснежные горные вершины и глубокие ущелья, по дну которых несутся холодные реки. И не за сытой жизнью отправился он так далеко. Он хотел приключений, славы, он получил их. Хватит, пора домой. Решение было принято за пару минут, и он предложил купцу свои услуги помощника и охранника. Единственное условие - быстрее домой. Через два дня они уже отправились в путь.

За эти дни Тослан собрал все свои деньги, которые когда-то отдавал в рост и передал их купцу. Тот закупил на них разных товаров, обещая, что на Родине все они будут иметь большой спрос.

Несколько месяцев спустя, без серьезных проблем, они добрались до столицы. До турнира был еще месяц и за это время Тослан, с помощью купца продал свои товары, получив изрядный барыш. Но идея зарабатывать так деньги в дальнейшем не стала для него привлекательнее. Почти половина всех денег ушла на покупку нового оружия и хороших дорогих доспехов для участия в "турнире лучших". Хотелось быть лучшим во всем. Много проблем было с хорошим конем. Конь, на котором приехал Тослан был не молод и не достаточно резв для ристалища. Так за проблемами-делами: покупка лошади, привыкания ее к наезднику, ежедневными тренировками и прошел месяц.

Не будем много говорить про сам турнир. Скажем только, что Тослан победил и этого достаточно. Благодаря большому везению, мастерству и жажде победить он получил заветную награду. Нельзя сказать, что он был самым достойным. В конце их осталось трое, и каждый из них мог стать лучшим, но на этот раз победила молодость.

Он держал на поднятых руках тяжелое золотое блюдо, которое сияло на солнце, улыбался ликующей толпе, а сам думал: "Я победил. Но уже не уверен, что рад этому. Что толку в победе, которая не несет в себе какой-то великой цели. А какая цель у меня? Та девушка, дочь старосты. Что с ней сейчас? Хотя, какая разница, что с ней. Важнее - люблю ли я ее? Пять лет назад я был уверен, что люблю, но сейчас я совсем другой человек. Я уже плохо помню ее. Интересно было бы посмотреть."

Вот с такими мыслями он склонил голову перед правителем и к всеобщему удивлению отказался от почетной должности главного телохранителя. А попросил отпустить его, обещая вернуться, если передумает. Царь был мудрым правителем и наблюдательным человеком.
     — Что бы удержать хорошего воина нужны высокие стены и прочные двери, но даже они не смогут удержать мечущуюся душу. Ступай и договорись с ней, а потом приходи, - сказал он Тослану.
И Тослан покинул столицу под молчаливое восхищение народа с гордо поднятой головой, но туманом в глазах.

Две недели провел он в седле прежде, чем добрался до родного села. Оно почти не изменилось. Исчезла одна старая лачуга, зато вместо нее появилось два новых дома. Многие из домов выглядели недавно отремонтированными. Похоже, что последние годы были не самыми плохими временами для здешних жителей. Был выходной день, и большинство людей радовалось солнышку на улицах, собираясь группками около колодца на площади, и вели не торопливые беседы. Мужчины говорили о ценах на шерсть, женщины о мужьях, дети требовали от стариков сказок, парни о зимней охоте в горах, а девушки о предстоящих свадьбах. Интересно, а где же она, помнит ли она о своем обещании?

Он узнал ее почти сразу. Она сильно повзрослела и стала еще прекрасней. Платок ее был повязан, как у незамужней и она стояла рядом с группой других молодых девушек. Она дождалась его. Как хорошо, что все это было не напрасно, что у этой истории такой замечательный конец. Он чувствовал волну жара в груди, которая была настолько сильной, что захлестывала его, вытесняя все остальное. Стало трудно дышать. Он выехал на площадь. Его заметили. Все люди смотрели на него и никто не узнавал в грозном воине сироту пастушка, что исчез несколько лет назад. "Кто он? Откуда он взялся? Что ему надо?"

Крупный сильный мужчина явно великий воин, с грубыми чертами лицами, парой мелких шрамов на лбу и коротко постриженными черными волосами среди которых, несмотря на молодость, проглядывает седина. Медленно, величественно, как на параде его конь движется мимо группок селян. Кто он? Никто не говорил этого вслух, но вопросы читались в глубине глаз каждого, стоящего вокруг.

Но ему было плевать на эти взгляды. Он медленно ехал напрямик к той группе девушек, среди которых стояла ОНА. Подъехал, остановив лошадь в двух шагах, и одним широким жестом вынув из седельной сумки за спиной, протянул ей драгоценность равной которой не было здесь с сотворения мира.

Еще не поняли люди вокруг, что протягивает незнакомый воин их красавице, но все уже поняла красавица. Она побледнела, как полотно. И бросилась бежать, закрывая лицо руками, даже не взглянув на подарок. Тослан не знал, "отчего", "как", "почему", но сразу понял, что ему здесь не место. Пальцы разжались сами, и блюдо со звоном упало на землю. В этот момент все поняли, что привез незнакомец. Площадь взорвалась голосами. Люди обсуждали увиденное, спорили кто этот приезжий и откуда у него эта вещь. Казалось, что все забыли о Тослане и красавице, а обсуждали только само событие. Какой-то старик взял его коня за повод и тихонько увел в сторону. Тослан пришел в себя только на незнакомом ему дворе, когда какой-то старик убеждал его спуститься на землю. Так он стал гостем, самого старого жителя деревни - единственного человека, который узнал его.

Вечером в дом пришел староста, что бы говорить с гостем о поступке своей дочери. Много изменилось с тех пор, как Тослан покинул село. Три года дочь старосты отвергала сильно поредевших женихов. Но вот два года назад к ним приехал молодой лекарь. Поселился и стал лечить людей. Он очень хороший знахарь, хоть и молодой. И сердце девушки постепенно пленилось внимательным и добрым молодым человеком, которого все полюбили. И уж сговорена у них свадьба через два месяца и тут "вот ты с этим блюдом". Не староста, не дочь не могут отказаться от своих слов. Ты великий человек, что смог выполнить такое сложное задание, но будь же великим до конца, не ломай жизнь девушки.

Староста убеждал, молил, приводил доводы, сыпал извинениями. Но Тослан не слушал его. Зачем? Он не стал бы жениться на девушке, которая любит другого. Он ехал сюда в надежде, что обретет покой, счастье, найдет свою судьбу. Но судьба снова подшутила над ним. И теперь он не знает, что ему делать. "Успокойся старик. Как решит твоя дочь, так и будет. А сейчас я хочу спать. Я очень устал." Он закрыл глаза и тут же уснул.

Ему снился сон, что он гонит стадо по сухому горному пастбищу. И видит бредущую на встречу старуху. Пожилая, сгорбленная бабушка, медленно ступая, идет ему навстречу.
     — Здравствуйте, уважаемая. Далеко держите путь? Может быть, хотите отдохнуть? Разделите со мной хлеб?
     — Может, и хочу, Тослан. Давай посидим у ручья. Твои коровы далеко не разбредутся.
Они сидели у журчащего ручейка и разглядывали дальний край долины, где на фоне неба вырисовывались два каменных столба.
     — Ты знаешь, что это за камни? - спросила бабушка.
     — Да, уважаемая, это перевал двух каменных стражников.
     — Правильно, а знаешь, почему он так называется?
     — Наверное, потому что эти два каменных столпа стоят, как два стража.
     — Это потому, Тослан, что они и есть стражи.
     — Какие стражи? Это же скалы.
     — Эти скалы окаменевшие стражи. Они так долго не покидали своих постов, что окаменели.
     — А что охраняли эти стражники?
     — Они "охраняли" и охраняют до сих пор. Но ты, видно, ничего не знаешь. Послушай, старуху, Тослан┘ Очень давно, один ангел захотел сделать людей более счастливыми. Но поскольку был он не самый великий из небесных жителей, то и сил у него было немного. И вот, что он придумал. Всю свою силу ангел вложил в источник. Который должен был делиться ею с каждым приходящим к нему героем. Что бы став еще сильнее, герой совершал еще более великие подвиги, помогая людям. А что бы не каждый проходимец мог добраться до волшебного родника, он спрятал его далеко в горах в труднодоступной долине путь, в которую должен открыться только достойному человеку. И только герой сможет осилить его. Но люди очень хитры, и совсем не герои пошли на поиски волшебного родника. Потому что у героя нет времени, на лазание по горам, он всегда кому-то нужен. Потому что умение справляться со всем своими силами - часть любого героического поступка. И хотя очень немногие смогли добраться до источника, но даже они по возвращению принесли в мир столько горя, что Творец не выдержал. Он поставил на тропе к источнику двух великих воинов, которые должны были пропускать в долину с родником только людей с чистыми помыслами. А сам родник скрыл от людских глаз. Тысячи лет днем и ночью, в любую погоду несли гиганты свою стражу. Но за века, проведенные без движения, их мышцы настолько сильно затекли, что стали твердыми, как камень. Вот и превратились войны в две скалы и навсегда остались на посту, где до сих пор несут свою стражу.
     — Один, даже очень сильный и умелый воин не сможет победить армию. Не спасется от случайной стрелы. Какой же силой наполнен источник ангела? Она делала человека неуязвимым?
     — Нет, сынок.
     — Она давала ему в помощь преданную армию?
     — Нет, Тослан.
     — Тогда за что люди рисковали жизнью? Чему хотел научить ангел? Что давал источник нашедшему?
     — Он заставлял других верить в героя, любить его, идти рядом с ним, что бы всеми силами помогать ему. Такому человеку не нужна армия, потому что по одному его слову все, кто услышит его, встают в строй и готовы биться до последней капли крови. Источник ангела повелевал умами и душами. Вот поэтому и разозлился Творец. Он мог забрать душу, но не мог управлять ей. А глупый ангел, даже не понял, насколько грозную силу принес он в мир людей.
     — Иногда, благими намерениями вымощена дорога в преисподнюю..., - Тослан осекся.
Старуха горящими от гнева глазами смотрела в сторону перевала. Она встала с камня и хоть была сильно сгорблена, выглядела очень грозно. Стало не по себе.

Тослан проснулся и увидел, что скоро рассвет. Хозяин дома уже проснулся (старики всегда встают рано).
     — Доброе утро, отец.
     — Доброе утро, сынок. Ты спал почти два дня. Выспался?
     — Да. Спасибо вам за заботу.
     — Тебе спасибо, что приехал. Что будешь делать?
     — Не знаю┘ Пойду на охоту┘ Скажи, отец. Ты знаешь перевал каменных стражей? Что за ним? Ты ходил туда?
     — Нет. Перевал в глубине гор. Лошадь на него не взойдет. Пастбища в тех краях плохие, зверей тоже мало. Люди не ходят туда. Зачем ты спрашиваешь?
     — А правда, что этих стражей поставил там сам Творец, что бы они охраняли тропу?
     — Когда я был мальчиком, в нашей деревне был одинокий старик, который рассказывал такую сказку, но я не верил ему тогда, не верю и теперь. Сказки это, Тослан.
     — Присмотрите за конем, пока я поохочусь пару-тройку дней?
     — Конечно, только погоди, не спеши, я скажу дочке, что бы она тебе еды собрала.
Через час он уже быстрым шагом удалялся от села навстречу восходящему солнцу. В воздухе чувствовался легкий морозец. Еще неделя-другая и выпадет снег. Но сейчас вперед. Тослан понимал, что пошел не на охоту, слишком странным был этот сон. Вещий он был или нет, стоило разобраться. Да и какая-то цель в жизни - тоже важно.

Утром четвертого дня он начал карабкаться на перевал Каменных Стражей. Старик оказался прав, склоны были очень крутыми, и если бы Тослан с детства не лазил по скалам, то все закончилось бы очень быстро. Не задолго до конца подъема появилось подобие тропы. Эта тропа вела прямо к скалам-стражникам и уходила в щель между их подножиями.

Оказавшись между скалами, Тослан почувствовал себя не уютно. Ветер свистел ему в лицо, стараясь сбить с ног. А если бы сверху сорвался камень, то деваться было бы не куда. Хотелось пробежать бегом это не приятное место. Но сильный встречный ветер позволял только идти и то медленно. Наконец тропа вышла из теснин с другой стороны перевала. Внизу была долина. Она зеленела ярким пятном среди клочьев облаков, и манила, как оазис в пустыне. Долгий спуск, закончился с наступлением темноты.

Всю следующую неделю Тослан путешествовал по долине в поисках волшебного источника. Но безуспешно. В нижней части долины было озеро, которое наполняли несколько ручьев, объединявшихся внизу в небольшую речку. Только не один из этих ручьев не был волшебным. Все они начинались среди снегов, лежащих на вершинах, вокруг долины, как самые обычные горные ручьи. Принесенная ручьями, вода покидала озеро красивым водопадом, улетая в глубокое ущелье - край долины. заканчивалась, не смотря на жесткую экономию К концу недели энтузиазм Тослана спал. Взятая с собой пища,. Охотиться здесь было не на кого, и рыба в озере не жила. Надо было уходить.

Как это обычно бывает, самые интересные находки происходят, когда уже ничего не ищешь. Так и теперь. Проходя вечером мимо кучи камней недалеко от озера, Тослан почувствовал поток холодного воздуха. Он раскатал несколько небольших валунов и увидел дырку хода, уходящего под скалу. Сразу же вспомнил он сон, в котором старуха говорила, что Творец скрыл источник от глаз людей. С утра, сделав побольше факелов, полез вниз.

Почти сразу ход расширился и превратился в просторную сухую галерею, которая петляя, понемногу убегала вниз. Идти было удобно и Тослан освоясь в непривычной обстановке, быстро убегал все дальше вниз. Ход кончился и появился зал. Небольшой с красивыми каменными натеками он надолго приковал внимание Тослана. Не хотелось уходить от подобной красоты. Теперь он был уверен, что именно здесь спрятан волшебный источник ангела. Потому что никому кроме Творца и слуг его не под силу создать такое чудо.

А ход продолжился дальше. Только теперь он шел то вверх, то вниз и был не настолько широк. Пару раз встретились развилки, и каждый раз Тослан не задумываясь, выбирал куда идти. Мысли его были заняты другими проблемами. Почему-то казалось, что такое сокровище не может находиться без охраны. И справится ли он с охраной - вопрос, который его волновал. Кем может охраняться подобный источник. Какой-нибудь тролль? Или великан? С таким я не справлюсь своим кинжалом, но он не сможет догнать меня в этом тоннеле. Не пролезет, застрянет. Хуже, если это какой-нибудь кобольд, или змея. Но с этими можно биться. Главное - что бы противник был один.

Вот с такими мыслями он и уперся в стену. Ход закончился. Неровная стенка перед глазами переходила внизу в мокрый песчаный пол. Несколько гладких, как будто вынутых со дна речки, камней было разбросано сверху. Такой конец немного ошеломил, но Тослан быстро вспомнил про развилку и поспешил туда, надеясь, что просто не угадал на повороте.

Вот и поворот, и пол очередного хода зашуршал под ногами. Через некоторое время и этот ход разделился. Но мудрый Тослан отметил начало одного их ходов копотью факела. Вскоре он пришел в зал. Внешне он походил на первый, но приглядевшись можно было заметить, что размерами он немного побольше, а убранством победнее. Отсюда уходило два внешне одинаковых хода. Поколебавшись, Тослан выбрал правый, но далеко он не ушел. Когда стал догорать очередной факел и Тослан полез за следующим, то обнаружил, что их осталось всего два. А в начале их было не меньше двух десятков.

Подобный итог закономерен, потому что погоня за сокровищами слишком захватывающее занятие. Да и за какими сокровищами? Он ведь искал не золото сорока разбойников. Он хотел завладеть тем, что принадлежит Творцу и его слугам. Можно перехитрить и победить более сильного противника, даже, наверное, двух, если повезет. Но нельзя перехитрить Господа. Нельзя даже пробовать. Вот наказание.

Последний факел потух. Еще минуту назад Тослан подумывал, не подпалить ли какую-нибудь вещь из одежды и вдруг факел резко зашипел и погас. Зажечь огонь с помощью кремния не получилось (трут безнадежно отсырел).

"КОНЕЦ┘" - с этой мыслью Тослан бродил по коридорам много часов. Он пробирался на ощупь вдоль стены, спотыкаясь, падая, разбив голову и изрезав руки. Вначале он был уверен, что выйдет, но эта уверенность уходила, как вода в песок. Через несколько часов, а может дней (чувство времени ушло) осталось лишь желание жить. Выйдя в третий, а может в седьмой раз в какое-то расширение, он почувствовал, что очень устал. И заснул, тут же на полу. Сон пришел сразу. И он был похож на забытье, прорываемое вспышками сознания в виде снов.

В одну из таких вспышек, ему приснилось, что он сидит на берегу речки возле родного села неподалеку от того места, где стоял его дом. Журчащая вода прибивает к берегу веточку вишни с яркими белыми цветами. "Откуда здесь это?" Он поднимает голову и видит, что весь склон напротив белого цвета. Это цветут яблони, груши, вишни. Какой-то человек спускается по саду к воде. Выходит на берег напротив Тослана, садится на камень и пьет, зачерпнув воды маленькой пиалой, которую достал из-за пояса. Он совсем седой, с красивой, аккуратной бородой. Напившись, он поворачивается лицом и Тослан видит, что этот человек похож на его отца, только сильно постаревшего.
     — Отец? Здравствуй! Это твой сад? Какой он красивый.
     — Разве у твоего отца был сад?
И Тослан понимает, что это не отец. У незнакомца совсем чужой незнакомый голос.
     — Наверное, ты Творец. А я сейчас войду в твои сады.
     — Разве тебе надоело быть среди живых?
     — Нет.
     — Тогда зачем тебе спешить в райские кущи. Просто отдохни и подумай.
     — О чем я должен подумать?
     — О самом главном. О том, без чего твоя жизнь стала цепью взлетов и падений, ведущей неизвестно куда.
     — Каждый раз, когда я выхожу на дорогу, я вижу куда иду и что хочу найти в конце. Но как только я получаю желаемое, оно становится мне в тягость.
     — Весь путь твой - карабканье на горные кручи, где только ветер и лед.
     — Значит, я живу зря?
     — Жизнь - шанс, который дается каждому. У меня много работы, до свидания. Отдыхай.

Старик ушел, а Тослан еще долго сидел на берегу, глядя в журчащую воду. Наконец он протянул руку и коснулся воды. Вода была очень холодной. Этот холод напомнил ему, что он уснул в пещере и заставил проснуться. Первым ощущением была сухость в горле, а первым звуком стало урчание желудка - голод и жажда. Бороться с этим он умел. Поэтому уже через минуту он на ощупь пробирался дальше.

Он не знал, выберется или нет. Единственным его чувством была уверенность, что сдаваться нельзя. Возможно, он умрет, но сделает это как мужчина и воин - на пути к цели. А возможно, достигнет цели и сможет понять, зачем был весь этот путь. И это будет самая большая награда. Только надо дойти. И он шел, шел, шел┘

Свежий ветерок за очередным поворотом наполнил его сердце надеждой, которую он тут же подавил. Но вот уже запах свежего воздуха, который нельзя не с чем перепутать и звездное небо над головой. Свет луны. Вокруг лежит снег. Он вышел, но испытание не кончилось.

С трудом найдя оставленные вещи Тослан немного перекусил и не смотря на усталость решил сразу идти. Выпавший снег - плохая примета. Снег может закрыть перевалы и запереть в долине. А зиму здесь не пережить. Поэтому с большим трудом и осторожностью Тослан лез по склону на перевал. Со спины каменные стражи были не такие величественные, но дорога от этого легче не казалась. Подножия великанов заледенели, и пришлось вырубать кинжалом ступеньки.

К вечеру следующего дня он сполз с другой стороны перевала и заснул, тут же среди камней. Несколько часов он пробыл в забытье, а проснувшись понял, что заболел. Тело его тряслось в ознобе, а голова полыхала жаром. Доев последние крохи, он побрел в сторону родного села.

Он шел три дня, спотыкаясь и падая. Скатываясь и съезжая по склонам. Не разбирая дороги, целиком доверясь шестому чувству - желанию жить, которое выведет. Вечером третьего дня он упал на холме в пределах видимости села и уже не мог даже шевелиться.

Может быть, безносая старуха и подобрала бы его, но раньше нее пришел старик. Тот самый, у которого ночевал Тослан в ночь перед уходом "на охоту". Он волновался за парня и уже пятый день ездил в горы, разыскивая своего гостя.

Он нашел его, привез домой и тем самым спас ему жизнь. Прошло больше месяца, прежде чем Тослан смог окончательно выздороветь. Его раны зажили, тело набралось сил, в глазах появился блеск. Только прядь седых волос напоминала о недавнем походе.
     — Что будешь делать, Тослан? - спросил хозяин.
     — Останусь здесь жить.
     — Оставайся. Твой отец был бы рад.

Он остался. Весной съездил в ближайший город и продал свое оружие и доспехи. А потом сорок долгих лет растил свой сад. Расчищал склон, сажал деревья, ухаживал за ними. И тем жил изо дня в день. Он и дом себе поставил там же. Небольшой домик летом был совсем незаметен. А зимой он выделялся только струйкой дыма. Если дымок есть, значит хозяин дома. Сидит у огня, пьет разогретое вино и смотрит, как отблески пламени пляшут на золотом блюде висящем на стене над очагом. Это единственное напоминание о молодости. Многие заходят к нему скоротать вечер или спросить совета (своей семьи у старика нет). Молодые люди часто спрашивают, откуда в небогатой хижине такое сокровище. Но хозяин морщится и говорит, что они могут спросить у самой вещи. Но блюдо молчит, свято оберегая хозяйский секрет.

А каждую весну сад цветет. И склон становится празднично белым. Старый, белый от седины Тослан спускается к реке, достает из-за пояса маленькую пиалу, пьет воду и смотрит на речку. Работы много, но есть время посидеть и подумать. Всегда ли он поступал верно, ту ли дорогу выбирал на распутье? Свою ли жизнь он прожил или кто-то уже давно вышил волшебной иглой узор его жизни. И он это лишь десяток стежков. Впрочем, глупо жалеть о прошлом, особенно, когда будущего почти не осталось. Надо идти и делать настоящее, только так можно победить или хотя бы остаться воином.

Тослан поднимается вверх по склону. Ветер играет ветвями деревьев, а сознание дурманит запах цветущей вишни. Будет хороший день.

Декабрь 2001г.