Майская

День отъезда... Только что Серегу Лаврова не отпустили из аспирантуры, вместо него едет Коля Хмелевский, Лавров в порыве альтруизма жертвует Коле все свои походные вещи. В итоге команда в несколько измененном составе вываливается-таки из клуба, кто на электричке, кто на Никишове - все в 23.30 на Курском вокзале грузятся в поезд, со слезами (радости ? :-) на глазах прощаются с провожающими, коих человека 4-5 и ...

И начинается веселая, всеми нами так любимая походная жизнь, ради которой мы и рвем когти куда подальше из Москвы, ради которой все эти сборы, траты, проблемы, ночные пошивы одежды на скорость, закупки и беготня, не поддающиеся описанию и по размеру занимающие, наверно, времени раза в два больше самого похода. А ведь после похода еще стирать веревку и комбезы, сдавать барахло в склад, словом занятия нудные и трудоемкие - и все это для 10 дней похода. У нас есть свой гитарист - Шура Макеев, и, что немаловажно - гитара. Теперь и любимая песня есть - "Дембеля, дембеля, дембеля..." исполненная нам раз 5 за вечер одним из героев этой песни, выползшим откуда-то на звук Шуриной гитары.

К вечеру вроде все растолкано по трансам стараниями Шуры и Андрюши, запакованы оба ПБЛа, кем-то что-то зашито - в общем готово в первом приближении к штурму пещеры Майская.

Рано утром прибываем на вокзал Армавира, ловим автобус и отправляемся в в Рожкао. Однако автобус оказывается управляемым опытным сусаниным, и через некоторое время мы оказываемся в Майкопе, который ну совсем не там ! Сделав крюк около 120 км попадаем наконец в Рожкао. По пути на кордоне лесхоза в Псемене к нам присоединяется наш ангел-хранитель Серега Каменок, местный охотник. Взяв над нами шефство, он пытается заселить нас к себе в домик ночевать, но мы уже нашли драндулет, который изъявил желание отвезти нас за 300 тыс. до пещеры. Ангел-хранитель не может с нами расстаться, поэтому мы вместе с Серегой загружаемся в вышеозначенный драндулет, прикупив где-то по пути бутыль водного раствора местного самогона. Водила не довозит нас до пещеры несколько километров - дорога размыта. Русские не сдаются! ≈ с этим девизом мы еще часа два копали дорогу вдоль и поперек, засыпали дыры камнями и бревнами, срывали бугры, громко орали "Давай, давай !!!!", когда машина ревя как пылесос, зарывалась в очередной раз по бампер в глину, потом назад, потом вперед, снова назад, камни, бревна, вперед, назад, срыть бугор, вперед, пшшшш!!!хрюк... у машины чего-то сломалось. Ну, вот, не успели поразвлечься, как техника подвела, придется пешком идти. Меня оставляют сторожить вещи, как наиболее тепло одетого, остальные делают первую ходку к пещере...

Мы на месте. С утра завтракаем и первая тройка - Миша Ситников, Шура Макеев и я идем под землю. Выход 5 часов - акклиматизация, навеска первых 100 метров. Пещера очень чистая, ручеек течет, красота, на колодцах водопад стремиться залиться за шиворот, в общем мне понравилось.

Наверху, светит солнце. Нас встречают первые признаки ужина, как то: народ, хотящий жрать. Вскоре темнеет и действительно наступает ужин. После оного тройка Сельвачев-Калашев-Реутов сцапав три транса с ПБЛом и еще пару с веревкой погружается в пещеру.

С утра из-под земли вылезла та же тройка, оставив трансы под последним навешенным колодцем нам с Ромой. После завтрака Мишка Ситников с Натальей Фроловой идут довешивать, мы за ними следом с Ромой Лопатиным заносить ПБЛ. Параллельно Шура Макеев с Олей Семеновой собираются "слоняться" в Южный Слон. Вчера туда слазил Олег Калашев (входной колодец "навешен" железной лестницей), правда без света, сказал, что на ощупь пещера очень красивая (кто не знает - Юж.Слон раньше считалась самой красивой пещерой Кавказа).

Мы, разумеется, раньше обеда не вышли, и правильно сделали, т.к. догнали Мишку с Наташкой возле шкурника Чалова. Рома шел в экспериментальной каске Коли Фендерова - выглядело это впечатляюще: представьте, что вы встречаете в темноте целеустремленно топающего куда-то человека, у которого на каске 2 (два) фонаря, один из которых светит 145 градусов от курса, т.е. вбок-назад, другой работает в двух режимах по очереди - либо светит в козырек (в лоб Роме) либо не светит вообще. И, чтобы Рома не расслаблялся, оба по очереди делают "брык" - это когда у них стебелек вянет. В полном восхищении от технического гения Коли Рома вспоминал его часто и не только его, а когда у меня гасла карбидка, Рома начинал возмущаться этим фактом даже из-за угла.

Возле Чалова сняли снарягу и рванули вперед со скоростью около 5 метров в минуту. У меня наличествовали два транса, на одном из которых я плыл на животе по ручью, и который почему-то становился все тяжелее и тяжелее. Еще четыре часа плюханья с трансами, в течении которых Наташка в каждом зале восклицала : "О, зал НСС, наконец-то ! Ну, Мишка, где тут ПБЛ ?", на что Миша, бывший здесь шесть лет назад туманно отвечал, что это-де может вовсе и не зал НСС, и вообще он ничего не помнит. Внезапно восьмой или девятый по счету зал оказался именно этим искомым залом Новочеркасской Спелеосекции. Еще час ходу по залу (час!ходу!большой зал..) и ПБЛ обнаружен. Ну, конечно ! Тот транс, на котором я сплавлялся по ручью - это как раз трансс могилой и как раз в незавязанном герме. Общую сумму радости я даже не берусь описать, в избушке на поверхности икал Андрюша которой паковал ПБЛ, ибо мы его вспоминали словами, выражениями, оборотами речи. В итоге ПБЛ был поставлен, пенки и Наташа засунуты внутрь, вскипячен чайник. Сушить могилу никому не хотелось. Сушить пошел я, как громче всех кричавший, что пойду ее сушить. Изначально я разумеется не поверил опытному Мишке, что сушить могилу - это такой кайф по сравнению с сидением в палатке в это время без горелки, да еще в мокрых изотермиках. Температура поднимается градусов до 50 C, баня просто-таки. Через несколько минут я решил поделиться кайфом с остальными : "Народ! Идите могилу сушить, тут так класно!"

"ЩАС ! Нашел дураков !" - сказала палатка, правда Миша вылез вслед за мной, потом поверил и Ромик. В итоге могила изнутри так даже и вообще просохла и у нас наступила ночь. Оказалось, что пенку третью Андрюша в ПБЛ не положил, по поводу чего на поверхности с ним опять должны были произойти катаклизмы. Вдобавок палатка стояла неровно, треть от площади дна было где-то в другой плоскости, в этой же плоскости хранился и я, в результате чего ночью мы все попали головами в одну точку и у Наташи при попытке перевернуться заклинило голову между мной и Мишкой. Ближе к утру Мишка стал командовать "Кругом" и сон стал более систематичным. Если кто-нибудь думает, что мы хорошо при этом выспались, то это не так. И вот наконец-тов умы неутомимых и отважных спелеологов закралось зерно сомнения - а не нужно ли вылезти из палатки и продолжить прохождение пещеры? Зерно запили кофе и оно исчезло, правда ненадолго. Миша с Наташей вскоре покинули ПБЛ с целью идти навешивать последний колодец, оставив нам с Ромиком дожидаться Сельвачева с Хмелевским.

И вот они с Шурой послышались на горизонте, мы с Ромой проснулись и решили отпраздновать это событие последними пакетиками кофе. Тут выяснилось, что ни чая, ни тем более кофе эти хмыри не принесли. Правда принесли пенку и веревочки для установки палатки! В самый раз успели, еще бы перед выносом притащили! Как только они влезли в сухую палатку в мокрых шмотках, из-за поворота выскочили Наташа с Мишей и тоже забились в ПБЛ. Мы с Ромиком были вскорости высажены из палатки для похода на дно.

Из информации по поводу пути мы запомнили точно: главное ≈ не зайти в Ежовый зал. Нас сопровождал транс с копательным барахлом, из коего достойна внимания лопата с длинной ручкой, вгонявшая нас в щенячий восторг на всем протяжении пещеры. Ты протискиваешься вниз по меандру, вылезаешь наконец-то в более широкое место, остается полметра, ты прыгаешь... тут вспоминается лопата, которая расперлась в меандре, при этом оставаясь в трансе, висящим у тебя за спиной. Гордясь тем, что нам доверили транс с лопатой, черт бы его побрал, мы шли вниз, тщательно избегая свернуть не туда и не дай Бог попасть в Ежовый зал, мы слезли с какого-то стремного уступа. Чуть ниже оказалась лужа с водой и тупик. Раскинув свою немерянную секу мы осмотрели потолок - с потолка свисают сталактиты в форме ежей. К чему бы это? Да и вода в луже оказалась отравлена мирабилитом - это мы почувствовали через десять минут, когда возвращались по ходу, по которому ползли последние полчаса. Заболел живот и голова, в общем очень захотелось обратно в ПБЛ. Решаем до колодца все же доползти, оставить там трансик и возвращаться. Через полчаса попадаем в зал Черного Койота, пытаемся разглядеть морду койота, про которого Шура сказал, что, мол на потолке он и очень похож на настоящего. Мы детально исследовали потолок, оба разглядели морду, правда в разных местах. Впоследствии оказалось, что мы почти на этой морде и сидели, разглядывая потолок. Животики успокоились, мы вновь ощутили приступ крутизны и вскоре вышли к колодцу, навешенному Мишей. Несколько часов - и мы у донного колодца, который обходится по верху. Тыкнувшись туда и сюда, мы вскоре нашли путь вперед, а пройдя вперед, нашли и вниз. Это так называемый Бобслей, сразу же опознанный нами по описанию. Скатившись по нему оказываешься над последним глиняном меандром, в который надо спуститься. Этим мы занимались часа два, причем пока я где-то корячился, Рома тоже куда-то залез и, пока я выбирался, он там застрял, короче я заснул в распоре, пока его ждал. Через ..дцать минут Рома меня разбудил так неожиданно, что я чуть не спустился в меандр используя закон всемирного тяготения. В итоге мы оба спустились вниз, причем весьма стремно, транс спустился сам. На дне оказался ручеек - единственное, что там есть чистого, да и то только до нашего прихода в него. Очень много глины. Мы дошли до этого мифического дна, которое оказалось мелким сифоном с глиной на дне.

На потолке висела записка от МГРИ, видимо хвалебная песнь мгришникам, но бумага насквозь промокла и не читалась. Путь обратно особых проблем не доставил - нам стало все пофигу и там, где раньше шли в распоре, теперь мы с Ромой прыгали с полочки на полочку. Через пару часов были у колодца. Аккумулятор Ромы пытался несколько раз сделать себе харакири, но Рома зубами зачищал контакты и реанимировал сей хранитель жизненной энергии для нас. Вскоре замаячил ПБЛ, в котором уже чего-то жрали. Мы гордо заявили, что целых пятнадцать часов шли до дна и фиг знает сколько обратно, на что нам ответили, что мы ходили всего тринадцать часов.

Команда бравых спелеологов в лице нас с Ромой рвала на себе трусы, что меньше чем за четыре часа до дна дойти невозможно, поэтому в следующий выход мы дошли до дна за час сорок пять минут.

Миша с Наташей ушли наверх, Шурик с Колей собрались вниз, мы легли спать. Вскоре Шура с Колей вернулись и сказали, что ходили часов десять. Опять у нас со временем глюки :-) Ребята построили запруду на дне, выяснив что сифон не желает при этом сливаться, т.е. нужно искать по верхам...

В следующие дни были и поиски по верхам и еще запруды, и ПБЛ мы выносили и много-много всего веселого - вот такая интересная пещера Майская. И, хотя экспедиция 1997 года не увенчалась успехом - не последний раз мы на Дженту, на следующий год пещера ждет нас со своими красивостями, водопадами и конечно же сифоном, который мы обязательно пройдем.

Ю. Евдокимов

декабрь 1997
СК ⌠Барьер■